cl
Погода -1° Киев
EUR 27.56 USD 25.89
 
22.03.2013 | 19:19 (Киев) | Спорт | HotSport

Полузащитник Боруссии Илкай Гюндоган: Турки говорят, что гордятся мной


В преддверии матча Казахстан — Германия HotSport.ua и раздел ИноСМИ представляют интервью полузащитника бундестима и дортмундской Боруссии Илкая Гюндогана газете Frankfurter Allgemeine Zeitung. Перейдя в Дортмунд, он сразу же столкнулся с трудностями. Из-за этого многие считали его трансферной ошибкой клуба. Ну а сейчас он задает тон игре чемпиона Германии и привлекается в сборную Германии. Однако на его позиции никогда нельзя быть в чем-то уверенным…

— Вы родились в Гельзенкирхене, но за Шальке играли только в восьмилетнем возрасте. Что не заладилось?

— Тренер моей местечковой команды Гельзенкирхен-Хесслер-06 переходил в Шальке и взял меня с собой. Сначала все было просто здорово. Но внезапно у меня начались боль в области ахиллов, что было связано с ростом. Мне запретили заниматься спортом в течение полугода. Неудивительно, что к концу сезона меня вычеркнули из команды. И хотя из 16 пришедших в команде осталось только двое, для меня это было грандиозным разочарованием. И друзья, и я сам уже видели меня в футболке Шальке, но не случилось.

— То есть, с Шальке вы закончили на тот момент навсегда?

— Мы поддерживали контакт. Через три-четыре года клуб снова мной заинтересовался, но я отказался пробоваться, потому что снова боялся разочароваться.

— Странно как для тинейджера.

— Нехороший опыт свое дело сделал. Ну и хотелось оставаться ближе к друзьям.

— Кто был для вас кумиром детства?

— Немецких кумиров у меня не было. Я больше следил за турецким футболом, фанател от одной команды, имя которой я вам не скажу.

— Это почему?

— Потому что это личное. К тому же, сейчас я поддерживаю все турецкие клубы, которые играют в Европе, например. Но ведь полностью закономерно, что в детстве на меня влияли предпочтения моей семьи – и футбольные в том числе.

— В Лиге чемпионов Шальке попал на Галатасарай. Вы больше обрадовались тому, что Галатасарай прошел дальше или тому, что Шальке вылетел?

— Для меня оптимальным вариантом было бы, если такого матча не было вообще, но так уж звезды сошлись. Хотелось бы, чтобы все немецкие и турецкие команды проходили как можно дальше. Но, конечно же, это невозможно.

— Ваше происхождение обговаривалось в команде, в школе? Вы чувствовали враждебное отношение к себе?

— Я благодарен своим родителям за мужество, позволившее им сразу интегрироваться в немецкое общество. Хотя овладеть языком им удалось не сразу. Часто бывает, что много турецких семей живет в одном квартале, поэтому подрастающим детям бывает трудно влиться в немецкую среду. А мои родители предпочли поселиться там, где живут немцы. С детства мне приходилось общаться со сверстниками по-немецки. Из-за моего хорошего немецкого и умения хорошо играть в футбол меня хорошо принимали, так что турецкое происхождение роли не играло.

— А обратной проблемы нет? Нет ли упреков с турецкой стороны, мол, откололся от семейного древа Гюндоганов?

— Моих родителей в нашей большой семье уважают за их выбор и решение интегрироваться. Упреки летели, только когда встал вопрос, какую сборную выбрать. Хотя я с самого начала заявлял, что принимаю решение не против Турции, но в пользу Германии.

— Чувствовали давление? Турецкая сторона за вас боролась?

— Моя семья дала мне право выбора. Да и турецкие футбольные власти на меня не давили. Конечно же, они спрашивали, не хочу ли я играть за национальную команду. Однако я решил пробивать себе путь в бундестим. Начал с U-18, не строя конкретных планов относительно того, когда именно меня призовут в "большую" сборную. Шанс появился быстро, я стал играть… Со временем мне удалось переубедить и турецкую сторону. Мы с родителями были в отпуске в Турции, и люди там подходили ко мне и говорили: "Даже если ты играешь за Германию, мы тобой гордимся!" И это показывает, что я на верном пути.

— В 2011 году вы перешли из Нюрнберга в Дортмунд, сидели такой одинокий на трибунах и казались совершенно чужим. Когда произошел перелом?

— Сейчас я понимаю, чтов двадцатилетнем возрасте перейдя в Боруссию, в стан чемпиона страны, как-то подсонательно остался собой доволен и на этом остановился. Перешел, и хорошо. Тренировался не так усердно. А потом Юрген Клопп усадил меня в запас, извлек из состава, как ненужную запчасть. И вот я сидел и думал: и зачем я ушел из Нюрнберга, и зачем мне этот Дортмунд, кому я тут нужен? А потом понял, что все зависит от меня, что я сам отвечаю за происходящее. И в голове как будто свет зажегся. Чаще стал ходить в тренажерный зал, больше занимался, активнее проявлял себя на тренировках. И вот однажды Свен Бендер неожиданно сломался в самом начале игры, меня бросили в игру, как в кипящую воду, — я был не особо готов психологически — но справился. Тогда все и изменилось.

— Старт в бундестиме был так же непрост?

— Да, потому что в клубе дела шли не так гладко. Но Йоахим Лев мне очень помог. Выразил мне доверие, выпустил на игру... И у меня начало получаться и в клубе тоже. Параллельно. Нелегко в обеих командах, и даже если ты выйдешь на определенный уровень, тебе придется каждый раз этот уровень подтверждать, каждую неделю играть так же хорошо.

Источник: HotSport
 
03.12.2016 00:09 joinfo.ua
02.12.2016 23:47 joinfo.ua
02.12.2016 23:28 joinfo.ua
02.12.2016 23:09 joinfo.ua
02.12.2016 22:55 joinfo.ua
02.12.2016 22:42 joinfo.ua
02.12.2016 22:39 joinfo.ua
02.12.2016 22:25 joinfo.ua
02.12.2016 22:15 joinfo.ua
02.12.2016 21:59 joinfo.ua
Читать все новости в "Последнее"
Читать все новости в "Актуально"