cl
Погода -3° Киев
EUR 27.56 USD 25.89
 
01.04.2013 | 16:20 (Киев) | Спорт | F1news.ru

Мика Хаккинен о начале карьеры, Шумахере и Култхарде


Сегодня двукратный чемпион Мика Хаккинен – посол нескольких крупных компаний, обозреватель одной из финских газет и менеджер компании Дидье Котона, занимающейся карьерой многих современных пилотов, в частности, Валттери Боттаса. Однако в начале карьеры его образ жизни практически ничем не отличался от того, как живут многие другие пилоты. В интервью британскому журналу F1Racing он рассказал о начале карьеры и о своих самых серьезных соперниках...

Мика Хаккинен: "Было крайне сложно найти финансирование на выступления в картинге или в Формуле Ford, но мы всегда находили выход из ситуации. Мы никогда не думали, что проблема в деньгах – двигаться вперед заставляла нас страсть к автоспорту. Я экономил на одном и тратил на другое, но постоянно участвовал в гонках. Мне помогали некоторые крупные компании, но это не значит, что они постоянно вкладывали деньги в наш проект…

Когда меня пригласили на тесты в Донингтон в 1987-м, Кеке Росберг еще не был моим менеджером. Я не знаю, с кем они связывались. Приглашение получили чемпионы Формулы Ford, Формулы 3 и Формулы 3000 – на автобусе мы проехали что-то вроде тура по Европе, месяц были в пути и старались не упустить ни одной возможности принять душ, ведь она появлялась не так часто.

Я впервые выступал в Донингтоне, а это очень сложная трасса. Кроме того, там было невероятно холодно. Перед началом тестов я сказал себе: "Давай! Это стоит того, чтобы месяц ездить на автобусе". Я был настолько рад оказаться на тестах и возможностью показать им, на что я способен.

Я волновался, но чувствовал уверенность в успехе. Меня не интересовало, кто ещё приехал на тесты, кто может оказаться сложным соперником, ведь я знал, что буду быстрее остальных. Всё отлично сработало. Разумеется, мне пришлось нелегко, поскольку я плохо говорил по-английски, и разговор с гонщиками уровня Джеймса Ханта складывался не очень успешно. В конце концов, самое важное – время на круге. Нужно было стабильно показывать хорошие результаты. Они сказали: "Мы возьмем этого парня. Даже если он плохо говорит по-английски, мы его научим. Но нам не придется учить его пилотировать – он уже умеет это делать".

Первая встреча с Михаэлем Шумахером произошла в немецкой Формуле 3. Мы приехали из Великобритании, а они нас явно недооценили. На свободных заездах у меня возникли перебои в системе зажигания, поэтому в протоколе я оказался во втором десятке. Они не знали про нашу проблему, поэтому не обратили на нас внимания. К квалификации эта поломка была ликвидирована.

Как вы знаете, в то время на Хоккенхайме были длинные прямые – за рулем Формулы 3 они казались бесконечными. В начале круга я проехал первый поворот на полной скорости и оказался непосредственно позади еще одной машины, поэтому первую прямую я проехал в ее аэродинамическом мешке. Я знал, что только это позволит отыграть пару десятых. Я был готов опередить соперника перед поворотом, но потом подумал: "Я не буду так делать. Возможно, я потеряю много времени, но на следующей прямой останусь позади". В итоге на двух этих прямых я отыграл более половины секунды и на секунду опередил всех остальных. Это был невероятный результат.

Можно было видеть, как механики побросали инструменты и подумали: "Откуда эти парни?" Они не знали, что мне повезло – я воспользовался преимуществом аэродинамического мешка. В любом случае я завоевал бы поул, но мое преимущество над остальными морально подавило соперников. В гонке я максимально выложился – лидировал от старта до финиша. На подиуме мы испытывали смешанные чувства. Рядом со мной стоял Михаэль, крайне недовольный результатом.

Я не очень хочу говорить о гонке в Макао, завершавшей сезон 1990 года. Я оказался в ужасной ситуации, ведь команда напряженно готовилась к этому этапу. Проехав идеальный круг в квалификации, я всех опередил на секунду. Машина буквально летела по трассе. Михаэль постепенно совершенствовал машину и сокращал отставание. Я выиграл первый заезд – кажется, мое преимущество составляло четыре или пять секунд, так что я победил с комфортным отрывом.

Во второй гонке я допустил небольшую ошибку, и Михаэль смог меня опередить. Я подумал: "Спокойно. Я не должен позволить ему создать отрыв". Я преследовал его круг за кругом, но затем он сбросил скорость. Его темп падал, а я оставался позади. Мне тоже пришлось сбросить скорость, температура шин упала, поведение машины серьёзно изменилось, а у меня начались проблемы.

Мы ехали по главной прямой последнего круга, когда Михаэль пропустил апекс скоростного правого поворота. Учитывая скорость и мощность машины Формулы 3, подобная ошибка приводит к серьезной потере скорости. Я знал, что должен его опередить. Я предпринял попытку атаки, а он в тот же момент сместился с траектории. Разумеется, для меня гонка закончилась. Я помню, что подумал: "Я не могу в это поверить".

Кого винить? Себя. Через некоторое время вы начинаете думать: "Гонки – это гонки, они всегда сложные". Но когда вы смотрите в зеркало, или предполагаете, что кто-то из соперников стремительно сокращает отставание, вы быстро понимаете, как будут развиваться события. Как я сказал, таковы гонки. Разумеется, результат разочаровал команду – она потеряла много денег, ведь призовые были огромными, а для меня это стало серьезным уроком.

Должен сказать, что в Формуле 1 получал удовольствие от борьбы с Михаэлем. В то время он уже был уверен в себе, имел опыт побед в гонках и чемпионатах. В 1998 году Шумахер был серьезным соперником, но на самом деле, тогда меня больше волновала борьба с Дэвидом Култхардом. Он тоже был быстрым и целеустремленным гонщиком. Впрочем, я знал его сильные и слабые стороны – это было полезно, поскольку я понимал, что он опередит меня, если я не буду максимально выкладываться. За рулем MP4-13 было легко показать отличное время на круге. Но если бы мне не удалось проехать идеальный круг, это сделал бы Дэвид. Это был сложный сезон".

Источник: F1news.ru
 
Читать все новости в "Актуально"