cl
Погода -4° Киев
EUR 27.56 USD 25.89
 
12.04.2013 | 20:00 (Киев) | Спорт | F1news.ru

Гран При Китая: Пресс-конференция в пятницу


Участники: Джон Бут (Marussia), Росс Браун (Mercedes), Кристиан Хорнер (Red Bull Racing), Франц Тост (Торо Россо), Клэр Уильямс (Williams).

Вопрос: Клэр, как изменились ваши обязанности в команде?
Клэр Уильямс: Прежде всего, позвольте поблагодарить вас за приглашение на эту пресс-конференцию – для меня большая честь быть здесь в столь потрясающей компании. Что касается обязанностей, они изменились не так уж сильно. Моё внимание всегда было направлено на коммерческие вопросы – в частности, на формирование бюджета, позволяющего команде участвовать в гонках. Этими вопросами я буду заниматься и впредь.

Кроме того, статус заместителя руководителя команды подразумевает ответственность и за ряд технических моментов, поэтому я буду взаимодействовать с нашим техническим директором Майком Кофлэном с целью удостовериться, что у нас есть все необходимые ресурсы для возвращения в первые ряды пелотона. А еще обязательные представительские функции – взаимодействие с FIA и FOM.

Вопрос: Как сейчас выглядит структура команды?
Клэр Уильямс: Как я уже сказала, никаких серьезных изменений. У нас есть совет директоров, который руководит командой и решает прочие вопросы бизнеса. В этом плане все осталось, как раньше, разве что лично я теперь буду выезжать на каждый этап – впрочем, мне к этому не привыкать. А мой отец по-прежнему остается лидером команды.

Вопрос: Кристиан, вы, возможно, надеялись, что события предыдущей гонки остались в прошлом, однако ваш гонщик добавил масла в огонь, заявив, что не намерен извиняться за победу и, повторись та ситуация, он поступил бы точно так же. Каково ваше мнение?
Кристиан Хорнер: Разве вам не хочется поговорить о самой гонке, о пит-стопах или других чисто спортивных моментах? В Формуле 1, всегда будет конфликт между интересами гонщика и ситуацией в личном зачете и Кубке Конструкторов – причем последние два фактора, в отличие от других видов спорта, не всегда развиваются по одному сценарию. В личном зачете все зависит от гонщика, и в этом плане Себастьян вчера рассуждал достаточно логично. Кроме того, всем известно, что отношения между нашими гонщиками никогда не были такими уж дружественными, однако нам удавалось держать ситуацию под контролем, и за последние четыре года мы заработали более 2000 очков, одержали 35 побед и выиграли шесть титулов в личном зачёте и Кубке конструкторов.

Для команды такая обстановка не в новинку. Да, было внешнее проявление, всем вокруг интересно, что происходит у нас в коллективе, но все идет по привычному графику. Если говорить о приказах с пит-лейн, что случилось, то случилось. Себастьян объяснил свой поступок, извинился передо мной и сотрудниками команды, вопрос закрыт. Мы продолжаем работу и целиком сосредоточены на предстоящем уик-энде.

Вопрос: Можно ли считать, что Себастьян получил своеобразный карт-бланш, поскольку его руководитель и владелец команды заявили, что никаких приказов больше не будет?
Кристиан Хорнер: Позвольте пояснить. После гонки в Малайзии мы с Дитрихом Матешицем обсудили произошедшее, и он, будучи истинным поклонником спорта… Думаю, вам известно стремление Red Bull к чистой конкуренции и желание компании поддерживать атлетов в разных видах спорта. Опять же, у нас есть команда – Red Bull Racing, и здесь возникает определенный конфликт между интересами гонщиков и всего коллектива.

Истинный поклонник скорости желает видеть сражение колесо в колесо, как бывало не раз, но иногда возникают обстоятельства, требующие вмешательства. Впрочем, в Малайзии нас беспокоил не сам факт соперничества, а скорее износ шин, и, основываясь на собранной по ходу уик-энда информации, мы хотели довести гонку до финиша с минимальным риском. Но приказ команды не соответствовал намерениям Себастьяна, возник конфликт. Впоследствии мы этот конфликт тщательно обсудили и теперь готовы двигаться дальше, доверяя своим гонщикам. Мы позволим им и впредь соперничать друг с другом, они будут получать от нас информацию, а что с ней делать – решать им самим.

Вопрос: Джон, похоже, у вас конкурентоспособная машина и быстрые пилоты. Насколько это гарантирует команде будущее в Формуле 1?
Джон Бут: Это, определенно, играет свою роль. Наши акционеры хотят видеть прогресс команды, и мы не должны их разочаровать. Пока коллектив может быть доволен – у нас в штате всего 170 человек, и мы уже сработали достаточно неплохо, но нельзя останавливаться на достигнутом. Повторюсь – акционеры ожидают прогресса.

Вопрос: Расскажите об участии Пэта Симондса в создании машины и его вкладе в работу непосредственно в паддоке?
Джон Бут: Пэт только в этом году снова начал выезжать на этапы. Он пару раз появлялся в паддоке и был встречен очень приветливо, однако я бы предпочел, чтобы он остался на базе команды и сделал нашу машину чуть быстрее. Пэт играет важную роль в нашем конструкторском штабе, привнося дисциплину, знания и гигантский опыт – особенно в части работы в аэродинамической трубе, которая продолжается уже полтора года.

Вопрос: Франц, у вас тоже обновленный конструкторский штаб под руководством Джеймса Ки. Расскажите о произошедших переменах…
Франц Тост: Да, в плане персонала изменения существенные. Джеймс провел значительные перестановки, расширил штат отдела аэродинамики, усилив подразделения, работающие в аэродинамической трубе и отделе вычислительной гидродинамики. Он пригласил новых специалистов и в конструкторский отдел, скорректировал методы работы. Убежден, мы на правильном пути, и уже предвкушаю успешный сезон, ведь Джеймсу удалось сколотить крепкий коллектив за крайне небольшой промежуток времени. Опять же, ближе к середине сезона позиции будут более-менее определены, и участники начнут работать на перспективу, но пока прогресс очевиден, и мы действуем по плану.

Вопрос: Всё это идёт параллельно с развитием инфраструктуры на базе команды…
Франц Тост: Мы построили новый цех композитных материалов и теперь можем расширить штат соответствующего отдела. Теперь мы сами конструируем монокок, переднее и заднее антикрылья, носовой обтекатель, кожух двигателя, воздуховоды тормозов, днище и диффузор. Следовательно, мы более независимы в этих процессах, производственный цикл стал намного короче, и это тоже показатель прогресса.

Вопрос: Росс, ваши приказы из боксов были расценены, в том числе, как попытка установить определенную иерархию гонщиков. Прокомментируете?
Росс Браун: Среди наших гонщиков нет иерархии, у них равный статус. Опять же, по ходу сезона один из них может выйти вперед, этот фактор придется учитывать в завершающей фазе чемпионата, и нам хотелось бы, чтобы тот, чьи шансы на итоговую победу малы, помог тому, чьи позиции выглядят сильнее. А в остальном мы не хотим присваивать какие-либо статусы.

Что касается ситуации в Малайзии, она в чем-то похожа на действия Red Bull Racing. У Льюиса топлива едва хватало до финиша – Нико тоже ехал с практически пустыми баками, но в его случае ситуация была не настолько угрожающей. Все это могло привести к борьбе между напарниками, в которой один мог провести обгон, а второй тут же контратаковать слипстримом. В итоге команда рисковала столкнуться с весьма деликатным вопросом, что для нас было не лучшим вариантом, поскольку мы уже занимали третье и четвертое места без каких-либо шансов угнаться за лидерами. К счастью, наш гонщик – я говорю о Нико – услышал приказ и сделал то, что от него требовалось.

Однако это крайне непросто – просить гонщика сбавить темп. Он уже вступил в борьбу за позицию и понимал, что шансы на успех вполне реальны. Позже я сказал, что был бы огорчен, если бы не заметил досады на лице Нико, ведь они с Льюисом очень конкурентоспособные гонщики, и мы платим им именно за способность сражаться на пределе. Но ситуация действительно была деликатной, и я не первый раз сталкиваюсь с чем-то подобным.

Что нам действительно не стоит делать, так это уводить вопрос в тень. Если бы у нас существовали скрытые приказы из боксов, это было бы гораздо хуже, чем принять ситуацию такой, какая есть. Наш спорт и командный, и индивидуальный одновременно, и участники чемпионата будут искать баланс между различными целями. Прийти к компромиссу не так просто: мы хотим, чтобы наши гонщики выкладывались по максимуму. Важно не допускать контакта, и это единственное, о чем мы просим своих парней, а в остальном – пусть сражаются. Мы рады видеть соперничество наших гонщиков, но неизбежно будут возникать ситуации, в которых риск слишком велик, и тогда для блага команды мы примем нужное решение.

Вопрос: Еще один вопрос. Как функционирует новая управленческая структура Mercedes?
Росс Браун: Всем известен своеобразный характер Ники Лауды – я даже не говорю про его знаменитую кепку! Он несколько иначе смотрит на вещи, и к нему следует прислушиваться. Правда, Ники не выполняет повседневные функции. Тото Вольфф всё время находится в Брэкли, он принял многие обязанности Ника Фрая и теперь в большей степени вовлечен в решение различных вопросов. По сути, все важные зоны под контролем, и это радует.

Вопросы с мест

Вопрос: (Иан Паркес – Press Association) Кристиан, вы сказали, что Себастьян принес извинения, но вчера он рассуждал так, словно извинений не было. Более того, Себ заявил, что, повторись та ситуация, он поступил бы так же, что тогда он не воспринял вас, как руководителя, и пусть не напрямую, но отплатил Марку за то, что он в свое время не помог ему самому или команде. Не пошатнулся ли ваш авторитет, не появился ли у вас неуправляемый гонщик?
Кристиан Хорнер: Гонщикам нужна команда. Они – неотъемлемая часть коллектива, один элемент группы в 500-600 человек. Пошатнулся ли мой авторитет? В Малайзии Себастьян не сделал то, о чем я его просил. Остался ли я доволен? Разумеется, нет. Обсуждали ли мы ситуацию? Конечно, да. Извинился ли Себ? Да. Сделал ли он выводы? Уверен, сделал. Повторит ли он свой поступок? Полагаю, прежде он дважды подумает.

Взаимоотношения наших гонщиков имеют давнюю историю, ничего нового в этом нет – так было и в предыдущие пять лет, но не стоит забывать, что Себастьян и Марк – одна из самых успешных пар пилотов в истории Формулы 1. Они заработали для команды три Кубка Конструкторов – причем подряд, а Себастьян стал самым молодым трехкратным чемпионом мира.

Подрывает ли произошедшее мой авторитет? Не думаю. Я возглавляю команду с тех пор, как Red Bull пришла в Формулу 1. За это время мы одержали тридцать пять побед, у нас были подъемы и спады, инциденты между гонщиками, но мы сохранили у себя и Марка, и Себастьяна, поскольку они оба невероятно конкурентоспособны и умеют подгонять друг друга, заставляя все время выкладываться по максимуму. Конечно, в какой-то момент ситуация становится некомфортной, но конкуренция остается здоровой, даже если они берут дело в свои руки. Себастьян и Марк оставляют друг другу достаточно места, и пусть на пит-лейн нам приходится нервничать, зрелище получается потрясающим.

Ну а то, что случилось, уже не изменить. Нужно смотреть вперед, думать о предстоящей гонке и еще шестнадцати этапах. Коллектив столь же сплоченный, как и прежде, Себастьян и Марк работают вместе, продолжают делиться с инженерами своими мыслями, чтобы команда могла двигаться дальше – как-никак, соперники наступают на пятки. Кроме того, Себастьян не добился бы своих успехов, если бы привык уступать: он сберег шины, стремился к победе больше, чем кто-либо другой, увидел возможность для атаки и принял своё решение. По сути, в Малайзии им руководил предыдущий опыт.

Вопрос: (Дэн Натсон – Auto Action/National Speed Sport News) Джон, ваш новичок, Жюль Бьянки, выступает весьма неплохо! Чем он удивил вас больше всего, и как вы оцениваете его потенциал?
Джон Бут: Меня удивило его спокойствие. Он хороший парень – мы думали, что Жюль будет огорчен из-за того, что упустил место в Force India, однако он с первого дня был настроен весьма позитивно. Правда, о потенциале судить еще рано: мы работали с ним всего две гонки и половину тестов, но перспективы выглядят неплохо.

Вопрос: (Дитер Ренкен – The Citizen) Насколько мне известно, президент FIA на прошлой неделе отправил письмо руководителям команд, в котором сообщил о том, что FIA не намерена выступать регулятором снижения расходов. Очевидно, к такому решению его подвигли неоднократные совещания по ходу предыдущего сезона. Что вы об этом думаете?
Кристиан Хорнер: Не думаю, что мы вправе комментировать ситуацию, поскольку дело касается исключительно команд и FIA.

Росс Браун: Мы поддерживаем соглашение об ограничении ресурсов и иные пути сокращения затрат. Нужно найти новое решение, и мы поддержим любой вариант, позволяющий контролировать издержки. Джон Бут: Не думаю, что путь, которым сейчас движется Формула 1, можно считать оптимальным, поэтому ограничение расходов имеет решающее значение, и мы выступаем за подобные меры. Но мне бы не хотелось вдаваться в дискуссию, это частная переписка. Франц Тост: По поводу Соглашения об ограничении расходов было несколько совещаний. У нас действовали ограничения на шасси, которые оказались не настолько принципиальными, поскольку затраты на производство шасси и без того более-менее под контролем. Нам не удалось определить границы расходов на трансмиссию, что возымело бы больший эффект, поскольку уже в следующем году издержки возрастут на 80-100%.

Мы должны были разработать некий документ, однако производители, как обычно, о чем-то посовещались, что-то решили, однако не зафиксировали на бумаге, поскольку все занимаются исключительно своими разработками и думают лишь о том, как добиться преимущества. А платить придется командам. Таково положение дел, и следующий сезон обойдется всем нам очень дорого.

Росс Браун: Не могу отвечать за тех, кто поставляет моторы Францу, но в случае с Mercedes затраты на новые двигатели не превысят затраты на нынешние. Да, поначалу расходы будут несколько выше из-за всевозможных адаптационных мероприятий, но постепенно за счет унификации мы планируем снизить издержки.

Не могу согласиться с тем, что траты возрастут на 8--100% - по крайней мере, не в нашем случае. Мы разрабатываем всю трансмиссию целиком, это абсолютно новый проект… Формуле 1 действительно нужны новые моторы – думаю, все слышали о планируемом возвращении Honda, да и другие производители пристально присматриваются к чемпионату. Это оживляет обстановку, и это именно то, что сейчас нужно.

Клэр Уильямс: Williams – независимая команда, и мы всегда выступали за контроль над расходами. В остальном, при всем уважении к вашему вопросу, мы не считаем возможным комментировать недавнюю переписку.

Вопрос: (Андреа Кремонези – La Gazzetta dello Sport) Кристиан, сегодня Себастьян выглядел не так уверенно, как в предыдущие два уик-энда. Это связано с недавними событиями? А второй вопрос к Россу. Сегодня Ferrari были быстры на более мягких шинах – считаете ли вы их серьезными претендентами на поул?
Кристиан Хорнер: Сначала по вопросу о Себастьяне. Наши гонщики работали по разным программам, ведь пятница для нас – это возможность оценить различные новинки и варианты настроек. Вечером команда изучит информацию, а дальше мы либо выберем один вариант для обеих машин, либо останемся с разными. В любом случае, день прошел весьма продуктивно.

Если говорить о шинах, очевидно, что более мягкая резина обеспечивает лучшую скорость, но быстро изнашивается. Главное – найти компромисс баланс между настройками на квалификацию и гонку. Фелипе Масса сегодня был очень быстр, но мы не раз убеждались в том, что пятничные результаты не имеют значения, если, конечно, вы не в курсе программ, по которым работали команды.

Росс Браун: Полагаю, поул будет завоеван на составе Soft, поскольку он на секунду быстрее Medium. Правда, его ресурс крайне мал, и потому нужно тщательно продумать стратегию на весь уик-энд. Возможно, в финале квалификации кто-нибудь решит сэкономить шины или захочет стартовать на более жесткой резине, но все-таки мне кажется, что поул будет добыт на Soft…

Вопрос: (Кейт Уолкер – Girl Racer) Кристиан, вы подробно рассказали об истории взаимоотношений ваших гонщиков и об успехах команды. Но нас не покидает ощущение, что вчера своими комментариями Себастьян словно дал понять – я сам себе команда. Формула 1 – командный вид спорта, в котором гонщики – наемные сотрудники. Каким образом вы планируете внушить Себастьяну, что он ваш работник, а нет тот, у кого есть право решать, соблюдать указания или нет?
Кристиан Хорнер: Не думаю, что Себастьян хотя бы на мгновение решил, что управляет командой. Он знает свою работу, знает, зачем мы его пригласили, и он с нами уже не первый год – сначала как участник молодёжной программы, потом как пилот Формулы 1 и, наконец, как многократный чемпион мира. Он лучше других понимает вклад команды в его личный успех и знает, что без коллектива – никуда.

Себастьян не пытался поставить себя выше нас. Он принял решение в силу своего бойцовского характера и тех эмоций, которые одолевали его в тот момент. Позже Себ пояснил свою позицию и извинился, в том числе передо мной. Что было, то было – мы движемся дальше, в нашей работе ничего не изменилось.

Вопрос: (Крис Лайнс – AP) После этапа в Китае Формула 1 отправляется в Бахрейн, где остаются проблемы с соблюдением прав человека. Обеспокоены ли вы тем, как все это отразится на Формуле 1 и ваших спонсорах?
Кристиан Хорнер: Мне хватает проблем с моими гонщиками, здесь не до Бахрейна!

Франц Тост: Не вижу никаких проблем с визитом в Бахрейн – подобное мы наблюдали и в прошлом году. Я с нетерпением жду этого этапа. Формула 1 – это зрелище, и мы не должны быть инструментом политики. Нам следует приехать в страну и провести гонку, а политические вопросы пусть решают другие.

Вопрос: (Трент Прайс – Richland F1) Джон, Жюль уже в начале сессии взял неплохой темп и заметно опередил своих прямых соперников. Все дело в программе, по которой он работал?
Джон Бут: Да. Из-за изменения в расписании тестов большую часть второй сессии приходится посвящать оценке поведения шин, так что мы довольно рано отработали квалификационную программу.

Вопрос: (Михаэль Шмидт – Auto, Motor und Sport) Кристиан, Дитрих Матешиц заявил, что не желает слышать о приказах из боксов в своей команде. Но не опасаетесь ли вы, что в определенной ситуации такой приказ может быть необходим – скажем, в ситуации, описанной Россом: когда два гонщика едут на остатках топлива, или один из них имеет лучшие шансы на титул?
Кристиан Хорнер: Опасаюсь, но многое зависит от того, что вы считаете приказом из боксов. По ходу гонки приходится контролировать массу факторов – шины, топливо, надежность, KERS. Всё это требует постоянного обмена информацией между пилотами и командой, и здесь гонщики должны следовать инструкциям. Дитрих не желает видеть, как его гонщикам не позволяют соперничать друг с другом, но в Малайзии мы опасались не их сражения, а возможного износа шин и потери лидирующих позиций. Мы в Red Bull Racing хотим наблюдать открытую и честную борьбу наших парней, но и они в свою очередь должны уважать определенные требования.

Командная тактика – не новость для Формулы 1, она существовала всегда, и пока у нас два зачета – личный и Кубок конструкторов, время от времени будет возникать конфликт между целями гонщика и команды.

Вопрос: (Петер Стеббингс – AFP) Кристиан, вы сказали, что ваши гонщики и раньше не очень ладили друг с другом. Как бы вы охарактеризовали их отношения сейчас? Они хотя бы беседуют?
Кристиан Хорнер: Честно говоря, разница с тем, что было до этапа в Малайзии, невелика. Марк и Себастьян – профессиональные, талантливые и крайне мотивированные гонщики. Сейчас они оба находятся на командном брифинге, обмениваются мнениями о поведении машины, думают о том, как вместе с инженерами добиться большего. И они будут работать столь же профессионально ради команды и, конечно же, ради себя.

Вряд ли им захочется вместе провести летний отпуск или Рождество, но мы и не платим им за это. Мы взяли их потому, что считаем эту пару сильнейшей в Формуле 1, и они стабильно подтверждают данный статус на протяжении уже трех лет.

Вопрос: (Иан Паркес – Press Association) Кристиан, в продолжение темы. В прошлые годы мы не раз видели, как напарники на дух не переносили друг друга: Прост и Сенна, Пике и Мэнселл. В итоге связка не работала, и одному приходилось уйти. Вы уверены в том, что Марк и Себастьян останутся в Red Bull Racing, или уже начали искать замену одному из них?
Кристиан Хорнер: У Себастьяна долгосрочный контракт, он остается в команде. Контракт с Марком обновлялся ежегодно на протяжении прошлых трех-четырех сезонов, и на этот раз мы планируем поступить так же. Понимаю, эмоции от событий в Малайзии ещё свежи, но наш дуэт по-прежнему конкурентоспособен, и мы не станем принимать какие-либо решения до лета, когда вместе с Марком обсудим дальнейшие перспективы. В конце концов, после двух гонок рано даже прикидывать состав на очередной сезон…

Вопрос: (Дитер Ренкен – The Citizen) Росс, конструкция подвески ваших машин вызывает множество вопросов. Можно вспомнить, как пару лет назад у вас был двойной диффузор, но тогда существовали определенные процедуры, позволявшие оценить конструкцию на предмет соответствия правилам. Как эти процедуры применимы сейчас, без Договора Согласия и технических рабочих групп?
Росс Браун: Согласен, слухи ходят разные, но никто не знает конструкцию нашей подвески, а я могу вас заверить, что не мы одни используем подобную схему. Времена простых пружин и демпферов давно прошли, и я не вижу в этом никаких проблем. Что касается вопроса о процедурах – уверен, ситуация будет такой же, как всегда: кто-нибудь пожалуется стюардам, они изучат вопрос и примут решение. Если возникнут возражения, ситуацию будет рассматривать апелляционный суд.

Спортивные и технические группы работают в прежнем режиме даже в отсутствие Договора Согласия, что лишний раз подтверждает верность команд и FIA определенным принципам. Наш технический директор участвует в собраниях технической группы, наш спортивный директор – в собраниях спортивной, и они следуют тем же подходам и процедурам, что и раньше, а FIA консультирует команды. Так будет строиться взаимодействие вплоть до подписания нового Договора Согласия.

Вопрос: (Иан Паркес – Press Association) Джон, вчера мы беседовали с Максом Чилтоном, и он признался, что ему пришлось отказаться от части своих будущих доходов, чтобы обеспечить себе выступление в нынешнем сезоне. Могу я узнать ваше мнение по этой ситуации? Считаете ли вы, что лучше выбирать гонщика, желающего добиться прогресса, чем того, кто способен привести спонсоров?
Джон Бут: В этой ситуации нет ничего нового. В разные годы гонщики использовали разные схемы – кажется, последним подобному подходу следовал Джастин Уилсон, но иногда это необходимо, если ты действительно желаешь пробиться в Формулу 1. Вариант с самофинансированием тоже неплох.

Источник: F1news.ru
 
Читать все новости в "Актуально"