cl
Погода -1° Киев
EUR 27.24 USD 25.63
 
10.05.2013 | 14:30 (Киев) | Спорт | F1news.ru

Большое интервью: Майк Кофлэн


В прошлом году казалось, что Williams начала выбираться из затяжного кризиса, но начало нового сезона едва ли кто-то из сотрудников команды назовет удачным - прошло уже четыре гонки, а у Williams по-прежнему нет очков.

В интервью F1News.Ru технический директор команды Майк Кофлэн попытался объяснить причины возникших проблем, рассказал о работе над машиной для следующего сезона и объяснил как же на самом деле звучит его фамилия.

Вопрос: Майк, нам достаточно сложно определиться с произношением вашей фамилии. Как вы предпочитаете, чтобы вас называли?
Майк Кофлэн: Это ирландская фамилия. И в Ирландии ее произносят Кахлэн. С очень короткой приглушенной "х". Это настоящее произношение. Но в паддоке все меня называют Кофлэн. Так говорят англичане. Никаких проблем - мне, по большому счету, все равно. Я привык к обоим вариантам.

Вопрос: Вы провели достаточно продолжительное время вне Формулы 1. Джеймс Ки, который тоже покидал паддок, говорил, что самое сильное впечатление - это то, насколько он скучал по гонкам. Каким период вне паддока был для вас?
Майк Кофлэн: У меня не возникло таких проблем. Все мое время было расписано на месяцы вперед. Я занимался важной работой - по крайней мере, для меня она была важной. Нет, я точно не скучал по паддоку.

Вопрос: Вы работали в McLaren, потом перешли в Williams? Чем отличаются эти две команды?
Майк Кофлэн: Это две разные философии. McLaren - это компания, которая специализируется, в основном, на дизайне и инженерии, не уделяя столько внимания разработкам собственных инновационных систем. В Williams, напротив, ведется огромное количество разработок. Самый простой пример - решение самостоятельно строить KERS с нуля - остальные команды в основном используют клиентские системы.

Вопрос: Когда за команду выступал Рубенс Барикелло, у Williams был сложный период. В итоге было объявлено об уходе Сэма Майкла, но как говорил Рубенс тогда, спад - это не вина Сэма, а скорее следствие неправильно выстроенной структуры, что у Майкла слишком много обязанностей. Вам пришлось многое изменить, когда вы возглавили технический департамент команды?
Майк Кофлэн: Нет, я почти ничего не менял. Я не чувствовал, что это необходимо. Но не надо забывать, что у нас с Сэмом разный подход. Я всегда больше занимался дизайном, а он - организацей работы, руководством.

Когда я пришел в команду, Сэм продолжал заниматься действующим шасси, а я приступил к работе над новой машиной. У нас были некоторые фундаментальные расхождения по поводу того, как должна строиться работа, какие выбирать направления при проектировании. Да, что-то с его уходом я поменял, но практически все люди остались, это по-сути та же команда инженеров. Просто, у меня другие методы.

Вопрос: Год назад здесь, в Барселоне, команда выиграла гонку. Вы ожидали, что успех придет так скоро?
Майк Кофлэн: Нет, такого мы не ожидали. Конечно, мы надеялись, на каждую гонку мы приезжаем с желанием победить, но есть объективные факторы. Мы понимали, что машина достаточно хороша, чтобы бороться в десятке, плюс она особенно хорошо работала именно в Барселоне - мы знали это ещё по предсезонным тестам. Погода сыграла нам на руку - всё сошлось воедино. Но то, что сделал Пастор… Это была великолепная гонка в его исполнении.

Вопрос: Есть мнение, что Williams могла добиться и лучших результатов, но гонщики не раскрыли потенциал машины. У вас не было ощущения, что ваши подопечные, инженеры, сделали свою работу лучше, чем те, кто сидит за рулём?
Майк Кофлэн: (после паузы) Нет. Мы видим по телеметрии, что Пастор - как и Вальттери сейчас - выжимают максимум из машины. Если говорить отдельно про Боттаса - он великолепно справляется со своей работой, уже дважды переиграл Пастора в квалификации. Бруно - если в ход уик-энда не вмешивались дополнительные обстоятельства - сделал это лишь один раз за весь сезон.

Если говорить о показанной скорости, то в случае с Пастором, мы всегда были уверены, что добьемся максимума. Да, были моменты, когда гонщики могли выполнить свою работу и получше. Но машина - это продукт Williams. Пилоты - тоже часть Williams. Мы одна команда, вместе выигрываем и вместе проигрываем.

Вопрос: Поговорим о текущем сезоне. Williams - единственная команда, которая не привезла новую машину на первые тесты в Херес? Вы все еще считаете это решение правильным?
Майк Кофлэн: С Хересом есть большая проблема… Во-первых, там очень холодно, особенно утром. Во-вторых, там уникальное покрытие, такого больше нет нигде. Износ резины - огромный. Информация, собранная там, настолько нерепрезентативна, что мы не думали, что сможем многое для себя почерпнуть.

Мы привезли прошлогоднюю машину с большим пакетом обновлений, хотели просто опробовать новые компоненты, поработать с новыми составами резины. Нам это решение казалось правильным: начать работать с шинами на той платформе, которую мы хорошо изучили в прошлом году.

Сейчас, если бы у меня был шанс, я бы изменил свое решение. Не скажу, что пропуск первой сессии стал самой большой проблемой для нас, но все равно: зная то, как все сложилось затем, я могу сказать, что лучше было бы отвезти новую машину в Херес. Просто, чтобы было больше времени уделить надёжности.

Вопрос: Когда новая машина дебютировала в Барселоне, пилоты не скрывали удовлетворения. Дела шли вроде бы неплохо, но через месяц в Мельбурне Пастор назвал машину "неуправляемой". Что и когда пошло не так?
Майк Кофлэн: Вы правы. Теми тестами мы были очень довольны. Первый день - никаких проблем. Мы подумали: "Отлично, почему бы нам не закрепить успех и поработать над надежностью". Мы занимались имитацией гонки, с точки зрения надежности все шло великолепно. Пилоты были очень довольны. Но потом, когда пришло время позаботиться о скорости, начались дожди. Теперь я вновь вернусь к Хересу: если бы мы привезли машину туда, у нас было бы больше времени затем на сухой трассе в Барселоне.

Вопрос: В Барселону команда привезла большой пакет обновлений. Теперь уже опыт работы с машиной у вас есть. Думаете, удастся исправить ситуацию?
Майк Кофлэн: Да, мы - как и все остальные - привезли множество новинок. Думаю, мы движемся в правильном направлении, недостатка в материале для анализа у нас нет, но автомобильный спорт - это стремительный мир. Если ты засиделся на старте, догнать соперников очень сложно. Но мы попробуем. В прошлом году мы привозили какие-то новинки на каждую без исключения гонку. И в этом году будет абсолютно так же.

Вопрос: Серьезно?
Майк Кофлэн: Да.

Вопрос: Но в следующем году грядет смена регламента...
Майк Кофлэн: Да, но это не значит, что мы перестанем работать над действующей машиной. Возможно, в определенный момент мы уже не сможем привезти на гонку большой пакет обновлений, но продолжать работу ничего не мешает. В любом случае, никто по ходу сезона не собирается менять машину целиком, но какие-то мелкие элементы мы продолжим привозить. В конце концов, наступит момент, когда мы скажем себе: "Нет, больше ничего из этой машины выжать не удастся". Но вы будете удивлены тем, насколько поздно по ходу сезона это произойдет.

Вопрос: Тото Вольфф недавно сказал, что Мерседес уже летом переключится на работу над новой машиной… Не верите?
Майк Кофлэн: Нет. Я не верю. У них больше сотрудников, чем у нас. Они могут позволить себе продолжать работу над действующим шасси. Он говорит, что они уже начали работу над новой машиной? Что ж, мы тоже. Но говорить, что над ней работает уже половина персонала… Я не думаю. У нас - точно нет.

Вопрос: Большие пакеты обновлений в этом году у вас ещё будут?
Майк Кофлэн: Мы провели аэродинамические тесты перед Гран При Испании. Соберем информацию здесь и в Монако. Посмотрим, правильное ли мы выбрали направление, сравним разные варианты обвеса на двух машинах, и к этапу в Сильверстоуне подготовим ещё одно масштабное обновление.

Вопрос: Если сравнивать график работы над новой машиной с тем, что был в прошлом году - он совершенно другой?
Майк Кофлэн: Да. Машина для следующего сезона - это масштабный проект. Его надо создавать с нуля, вокруг новой силовой установки. Есть много областей, которым надо уделить гораздо больше внимание, чем в прошлом году при стабильном регламенте. Интеграция двигателя - это одно. Но, мне кажется, одна из самых интересных задач - создание систем охлаждения для новой системы рекуперации. Это огромный вызов.

Вопрос: Если уж речь зашла о двигателях. Вы знаете журналистов: никто из нас не умеет строить машины Формулы 1, но мы можем из одной фразы сделать целую историю. Существует мнение, что Renault будет плотнее работать с Red Bull Racing и Lotus, что сотрудничество с этими командами - приоритет, поэтому они и получат преимущество над остальными клиентами...
Майк Кофлэн: Нет, такого просто не может быть. Во-первых, это просто запрещено правилами. Двигатели будут абсолютно такими же. Возможно, работа с Red Bull Racing - один из приоритетов Renault, ведь машины этой команды выигрывают. Но я не вижу каким именно образом это должно дать Red Bull преимущество. Я в это не верю.

Вопрос: То, что Вальттери проводит свой первый сезон в Формуле 1, осложняет работу?
Майк Кофлэн: Нет, ни в коем случае. Вальттери - отличный гонщик. Он ещё учится, но по темпу уже не уступает Мальдонадо, а Пастор - отличный ориентир в этом отношении. Вальттери пока не хватает опыта работы с мягкими шинами при пустых баках, но это, пожалуй, единственное, где он должен серьезно прибавить.

Вопрос: Каким результатом по итогам сезона вы будете довольны?
Майк Кофлэн: Наша цель - каждый год отвоевывать по одной-две позиции. И она не изменилась. Мы хотим продолжать двигаться в этом направлении. В прошлом году мы сделали шаг, и даже чувствовали, что способны на большее. Не все гонки складывались удачно, но, если говорить о скорости, мы могли оказаться впереди Sauber и Force India. Это не удалось, по разным причинам, но они не выиграли ни одной гонки.

Вопрос: Новый регламент - это шанс добиться более серьёзного прогресса?
Майк Кофлэн: Безусловно. Вокруг меня отличная команда инженеров, и когда перед нами чистый лист, мы можем по-настоящему себя проявить. Это возможность отыграть сразу несколько позиций. Но, я думаю, если вы спросите других технических директоров, они ответят то же самое.

Вопрос: Что значит лично для вас новый регламент? Понятно, что это вызов, но это ещё и возможность себя проявить...
Майк Кофлэн: Все, что сейчас происходит - невероятно увлекательно. Гонки - это великолепный вид спорта. Но для меня лично Формула 1 - это в первую очередь искусство, а машины Формулы 1 - это произведения высшего искусства. Вызов? Безусловно. Но для меня - это нечто большее. Я получаю огромное удовольствие от работы над новой машиной.

Источник: F1news.ru
 
02.12.2016 20:34 joinfo.ua
02.12.2016 20:30 joinfo.ua
02.12.2016 20:20 joinfo.ua
02.12.2016 20:20 joinfo.ua
02.12.2016 20:11 joinfo.ua
02.12.2016 20:06 joinfo.ua
02.12.2016 20:02 joinfo.ua
02.12.2016 19:59 joinfo.ua
02.12.2016 19:51 joinfo.ua
02.12.2016 19:47 joinfo.ua
Читать все новости в "Последнее"
Читать все новости в "Актуально"