cl
Погода -2° Киев
EUR 27.56 USD 25.89
 
19.05.2013 | 07:16 (Киев) | Спорт | football.ua

Не место для грусти


Сегодня Джейми Каррагер проведет свой последний матч в футболке Ливерпуля.

Любопытный факт о том, что легендарный уроженец Мерсисайда по-прежнему носит наличные в кармане, известен почти каждому, но более интересна причина, по которой Каррагер не отказывается от детских привычек. Однажды в юности у него появился кошелек, но не прошло и нескольких дней, как уличная шпана лишила его как практичного аксессуара, так и наличествовавших в нем средств. Посыл грабежа был четко понятен Карре: не пытайся отличаться от остальных в своей среде и не изображай из себя большее, чем ты являешься на самом деле.

Каррагер имеет полное право считать себя большим, используя самые дороги кошельки, но тогда он и потеряет частичку своего величия: он перестанет следовать заученным на улице правилам. Какой бы смешной ни была подобная философия для взрослого человека, именно она сделала защитника Ливерпуля тем, кем он является: первым и самым большим проводником жизненных принципов региона на футбольном поле.

Вот вам и простое объяснение того, почему именно он, а не Стивен Джеррард, считается героем "номер один" для целого поколения болельщиков Ливерпуля.

В день, когда Джейми Каррагер в последний раз выйдет на поле в составе Ливерпуля, почему-то совсем не хочется грустить. Уход на футбольную пенсию выдающихся личностей часто заставляет переосмыслить отношение к ним – вероятно, приблизительно так пять лет ругавшийся на потерянное время студент позже начинает ностальгировать по учебному периоду жизни. С футболистом Каррагером ситуация иная: с ностальгией здесь проблем не возникнет, но в день его ухода также не нахлынет внезапное озарение, а требующееся природой переосмысление не заставит отыскать ранее неосознанные грани характера человека. С Джейми Каррагером все было ясно уже давно: каждая его игра на футбольном поле, будь она хорошей или плохой, служила еще одной причиной выразить уважение футбольному таланту скаузера. Именно таланту: способность выкладываться на поле, пробираясь сквозь падения, психологические и физические удары, подчас значимее арсенала технических приемов. Сердце во стократ сильнее ума – а болельщики руководствуются именно им, потому слезы благодарности из их глаз подтвердят особенность отношений Каррагера и Копа.

В одном из интервью (а сильный на высказывания Джейми дал таковых немало) Каррагер отвечал на вопрос о том, кто из трех выдающихся бомбардиров его времени заслуживает большего почета: Фаулер, Оуэн или Торрес. Наверное, ответ Каррагера прозвучал для кого-то неожиданно, но воспитанник Ливерпуля остановил свой выбор на последнем. Это, конечно, было верное с нескольких точек зрения решение, учитывая, что на тот момент они все еще были партнерами по команде, но также Джейми привел вполне резонный аргумент. Не умаляя огромного вклада Робби и Майкла, Фернандо, по мнению Карры, должен был пройти более сложный путь в установлении ментальной связи с болельщиками Анфилда. Фаулер и Оуэн – форварды огромного потенциала, но стоило им, воспитанникам Академии, проявить его несколько раз, как болельщики уже подбирали слова для их воспевания. Испанцу в этом плане было тяжелее, но, как ни странно, Каррагер прошел еще через большее, прежде чем завоевал беспрекословную преданность трибун.

Дебютировав голом в матче против Астон Виллы, он был еще на огромном расстоянии от признания. Специфика игровой позиции, помноженная на то, что сам Каррагер менял ее с частотой раз в сезон: при Рое Эвансе он начинал центральным полузащитником, при Улье был центрбеком и левым, смены продолжались и после прихода Рафы Бенитеса. Молодой парень, допускающий неизбежные ошибки в обороне, обречен долгое время ходить в главных виновниках неудач команды, в то время как его страстная и уверенная игра будет долго оставаться неотмеченной во время послематчевых посиделок в местных пабах. Каррагер с ходу решил минимизировать чтение мерсисайдской прессы, но его психологическая стойкость – более глубокая, чем частичный отказ от соприкосновения с окружающим миром.

В 1999 году 20-летний Каррагер сделал "дубль", забив два мяча в собственные ворота в поединке с Манчестер Юнайтед. Такое случается не каждый десяток лет, и едва ли один из десяти найдет в таком возрасте силы, чтобы остаться на своем месте и продолжить работать. Судьба отблагодарила Карру: еще буквально пять лет, и болельщики были готовы прощать ему любые ошибки – их сердца было не обмануть. Известная песня на мотив "Yellow Submarine" о том, что "мы хотим иметь команду из одиннадцати Каррагеров", вскоре стала частью обязательной программы трибун, а об его детской привязанности к Эвертону с куда большей злостью вспоминали сами болельщики Ирисок, которым оставалось завидовать тому, что один из сильнейших защитников современности был воспитан по другую сторону Стэнли Парка.

О любви к Эвертону Каррагер забыл довольно быстро, хотя строгое воспитание отца заставило его в первый раз отказать Ливерпулю, положившему глаз на парня из детской команды мерсисайдского городка Бутл, в котором родился Джейми. На одном из матчей команды в детской лиге присутствовал менеджер Ливерпуля Кенни Далглиш, который, сам того не ожидая, вступил в перепалку с отцом будущего подопечного. Каррагер владел небольшим пабом и редко лез за словом в карман, потому, когда "чужой" Далглиш возмутился решением арбитра поставить сомнительный пенальти в ворота соперников Бутла, Каррагер-старший не смутился авторитета шотландца. "Эй, Кенни! Уж ты точно знаешь толк в "левых" пенальти, на Анфилде у тебя таких было дохрена!"

Став игроком Ливерпуля, Джейми до определенной поры не желал городским соседям зла, но в один день его отношение к Ирискам переменилось кардинально. Проиграв очень непростой и хороший матч Манчестер Юнайтед в Кубке, Карра отправился в бар пропустить пару пинт пива и попытаться прийти в себя, но наткнулся на армию болельщиков Эвертона. Это был большой праздник по мотивам вылета Ливерпуля, на котором Джейми был лишним: ему оставалось только выйти и окончательно осознать, что с синей частью Мерсисайда ему больше не по пути.

Удивительным фактом его карьеры, учитывая бесстрашный стиль игры Каррагера, останутся всего две красные карточки и более понятное количество автоголов, превышающих количество мячей, забитых в чужие ворота. Тем не менее, куда большую значимость имеют впечатления людей о Джейми, которыми те делились на протяжении его 14-летней карьеры в первой команде. Вы вряд ли отыщите негативные отзывы о Каррагере, едва ли кто-то пожалуется на его порой жесткую, но всегда справедливую критику партнеров, а лучшей оценкой послужит доверие, которое ему оказывал каждый из менеджеров Красных. В новейшей истории Ливерпуля имеются два значимых периода – время Жерара Улье и эпоха Рафы Бенитеса. Иностранцы (особенно Улье) завели себя определенное число недругов, многие игроки ставили под сомнение их способность работать с людьми, но и француз, и испанец давали самую высокую оценку качествам Каррагера.

Некоторые из знаковых людей в Ливерпуле, начиная от Джейми Реднаппа и заканчивая Тити Камара, имеют ряд историй, уличающих Улье в плохом отношении к подопечным, но с Каррагером – и это показательно – Жерар был совсем другим. "Когда я сломал ногу, он звонил мне каждый день и уверял, что я вернусь в основной состав в тот же момент, как восстановлюсь", — вспоминал Джейми. Желание и способность сыграть на разных позициях, а также колоссальные лидерские качества определяли отношение тренеров к его персоне. Бенитес отметил важную черту Карры: в своей игре он прибавлял по чуть-чуть, но каждый год. Характер этого футболиста зачастую оттеняет его игровые качества, но это также несправедливо: в середине прошлого десятилетия Каррагер был одной из главных причин, по которым Ливерпуль дважды выходил в финал Лиги чемпионов, потому и его признание, как одного из сильнейших игроков амплуа в Европе, было весьма обоснованным.

Роман со сборной Англии не сложился по ряду причин, хотя Джейми никогда не пытался искать вину в других. "Мне обидно, но если бы я был менеджером, то выбрал бы Терри и Рио". Каррагер не просто твердо стоял на земле и иллюстрировал собой верность коллективным идеалам: единственный раз, когда Джейми возмутился публикацией в газете Liverpool Echo, он был недоволен тем, что вынесенные в заголовок слова звучат слишком претензионными. "Я смогу заменить Сами Хююпя", — сказал молодой защитник, которому предстояло выйти в центре обороны вместо травмированного финна.

Джейми Каррагер жертвовал собой и легко брался за любую работу, которую от него требовали. "Адаптируйся или умри", — высокопарно заявил ему однажды Жерар Улье, но Карра не требовал лишних пояснений – он пришел в эту игру именно таким, прямо с улицы и без всякого искушения казаться чем-то большим, чем он есть на самом деле. Момент его ухода, в виду участившихся с возрастом ошибок, читается также вполне однозначно. Каррагер понимает все лучше других, и не позволит своим авторитетом хотя бы косвенно вредить перспективам клуба.

Вы можете считать нелогичным его отношение к использованию кошелька, но нет никакой логики в том, чтобы ставить под сомнение величие этого футболиста. Сегодня мы не грустим, мы празднуем его путь, основанный на скромности, преданности и самопожертвовании.

Источник: football.ua
 
Читать все новости в "Актуально"