cl
Погода -10° Киев
USD 26.02 EUR 27.91
Главная / Спорт / Джонс: Работа стюарда позволяет иначе взглянуть на гонку

Джонс: Работа стюарда позволяет иначе взглянуть на гонку


Чемпиона 1980 года Алана Джонса несколько раз приглашали на роль третьего стюарда – именно он участвовал в судействе Гран При Испании и прошлогодней гонки в Индии. В интервью немецкому сайту Motorsport-Total бывший гонщик Williams рассказал об особенностях работы стюардов.

Вопрос: Многие бывшие гонщики, примерившие на себя роль стюарда FIA, говорят, что обсуждать других гонщиков не так уже легко, поскольку сами некогда были на их месте...
Алан Джонс: Для меня привычнее появляться перед стюардами, чем быть одним из них! Но если говорить серьезно, я нахожу это занятие очень интересным. Оно дает возможность приезжать на Гран При и воспринимать гоночный уик-энд по-новому.

Удивительно, сколько оборудования и техники находится в нашем распоряжении и помогает принимать решения. Мы можем повторять тот или иной эпизод, перематывать запись и точно определять, какие шины поставил тот или иной гонщик. Это здорово!

Вопрос: Вы следите за происходящим на трассе по многочисленным мониторам, с прошлого года имеете доступ к данным телеметрии, но есть ли у вас какие-то еще средства?
Алан Джонс: У нас есть абсолютно всё, например, мы можем слушать радиообмен. Нам помогает с техникой немец Алекс. Если я говорю, что хотел бы посмотреть повтор, то он нам его показывает. Мы можем получить запись непосредственно с камеры на машине, или с камеры на машине соперника позади. Ни одна из проблем не остается без решения.

Вопрос: Работая с таким количеством оборудования, не опасаетесь ли вы, что слишком много концентрируетесь на деталях и упускаете из виду общую картину?
Алан Джонс: Нет. Я думаю, что это одна из причин решения FIA приглашать на роль стюардов бывших гонщиков. При всем моем уважении к коллегам – они высокопрофессиональные и компетентные люди, во многом лучше меня – я сужу о происходящем на трассе с точки зрения гонщика и могу высказать мысль, которая, возможно, им просто не могла прийти в голову.

Вопрос: Считаете ли вы идею приглашать бывших гонщиков на роль стюардов FIA успешной?
Алан Джонс: Да. Мне кажется, сами гонщики рады, что теперь участие в судействе принимает бывший пилот Формулы 1 – отныне они могут говорить со стюардами на одном языке. Бывают случаи, когда я, посмотрев инцидент, могу предположить, что это была ошибка гонщика, а не преднамеренный контакт.

Вопрос: Если стюарды вызывают участников инцидента, кто из вас с ними разговаривает? Директор гонки Чарли Уайтинг?
Алан Джонс: Нет, они общаются со всеми стюардами. Мы показываем им видеоповторы и задаем вопросы.

Вопрос: Значит, у стюардов нет представителя, каждый задает свои вопросы, верно?
Алан Джонс: Да. Гонщик может представить любые доказательства: может привести инженера, или захватить данные телеметрии...

Вопрос: Бывали ли ситуации, когда гонщик пытался вам что-то доказать, апеллируя к телеметрии, а вы считали его аргументы вздором и опирались на свои данные и запись инцидента?
Алан Джонс: Нужно смотреть только на доказательства. Тем не менее, мы охотно даем слово гонщикам – иначе это фиктивное разбирательство. Мы выслушиваем их версию произошедшего – так можно найти смягчающие обстоятельства. Например, по телеметрии видно, что заклинило педаль газа. Увидеть подобные вещи нельзя. Инженер команды может объяснить: "Посмотрите, у нас возникли проблемы с тормозами, поэтому он врезался в другую машину сзади". Мы открыты для дискуссий.

Вопрос: Если директор гонки Чарли Уайтинг передает вам на рассмотрение инцидент, вы продолжаете с ним обсуждать произошедшее или находитесь в изолированном помещении и всё решаете самостоятельно?
Алан Джонс: Чарли приходит к нам и говорит, что об инциденте сообщила одна из команд, а не он сам. Тогда наш помощник Алекс находит запись, мы ее смотрим и после этого решаем, нужно ли вызывать того или иного гонщика.

Вопрос: Складывается впечатление, что вы используете научный подход в судействе… В ваши времена всё было совсем не так?
Алан Джонс: Совершенно верно. В мое время основным средством связи был телефон – маршалы могли сообщить что-нибудь вроде: "опередил машину с номером три по внешней траектории". Уже тогда это считалось прогрессом! Но маршалы не всегда верно оценивают происходящее на трассе, так как не имеют полного представления о ситуации.

Раньше бывало, что гонщик блокировал кого-то из соперников, который мог бы помешать его напарнику. Но пилоты урегулировали подобные вещи между собой. Если кто-то помешал тебе, в следующей гонке вы можете поступить с соперником так же.

Вопрос: Должны ли вы пройти какую-то специальную подготовку, чтобы стать гоночным стюардом?
Алан Джонс: Чтобы стать стюардом, вы должны получить лицензию FIA и знать многочисленные регламенты, касающиеся абсолютно всех аспектов, вплоть до ведения документации. Вы не можете просто зайти в помещение и начать работу. Я считаю, что FIA очень основательно подходит к судейству Формулы 1. Всё детально описывается в документах, есть специальные формулировки для того или иного проступка.

Вопрос: Итак, у вас есть регламенты, директивы и так далее. Должны ли вы проходить специальный тест?
Алан Джонс: Нет. Вы получаете необходимые документы, и вам объясняют меру вашей ответственности.

Вопрос: Несколько лет назад, когда в Формуле 1 прошла реформа судейства, обсуждалась идея создания должности постоянного стюарда. Как вы думаете, эта идея сработала бы в том, что касается системы штрафов, вызывающей сейчас жаркие дискуссии?
Алан Джонс: Существует мнение, что в этом случае подход к вынесению наказаний был бы более последовательным, но именно для этого и существует регламент – там есть специфические директивы. Без этой книги, или, скажем, руководства для стюардов, возникли бы большие проблемы с применением системы штрафов. Но если у вас есть то, чем можно руководствоваться в определенной ситуации, то свобода действий серьезно сужается.

Вопрос: Вы разговариваете с другими стюардами FIA, обмениваетесь опытом?
Алан Джонс: Нам это не нужно, поскольку после каждого Гран При мы получаем обстоятельное письмо, на которое можем опираться. Если у меня возникают сомнения в обоснованности того или иного решения, то я могу найти ему объяснение в этом отчете.

Вопрос: Поговорим о команде Williams, которой вы принесли первый чемпионский титул в 1980 году. Сейчас Фрэнк Уильямс переживает сложные времена: команда не добивается успеха, хотя в 1990-е постоянно боролась за победу…
Алан Джонс: Мне кажется, для него по-прежнему важны только победы. Он такой человек, никогда не сдается и, даже оказавшись в безвыходном положении, продолжает бороться. Я считаю, что Williams выйдет из кризиса, поскольку это очень конкурентоспособная команда, и она не может слишком долго оставаться позади. Они провели реструктуризацию, используют хороший двигатель... Я считаю, что всё идет в правильном направлении. По крайней мере, я на это надеюсь.

Вопрос: Теперь Фрэнк постепенно передает дело своей дочери Клэр. Какие у вас воспоминания о ней?
Алан Джонс: Я помню ее совсем ребенком. Кажется, тогда ей было не больше пяти лет. Ее брат Джонатан был старше. Клэр приезжала всего на несколько гонок. В те годы она посещала несколько европейских Гран При, но бывала на гонках не так часто... Источник: F1news.ru

Оставьте комментарий к этой статье. Ваше мнение нам очень важно