cl
Погода -7° Киев
EUR 28.01 USD 26.09
 
29.06.2013 | 02:05 (Киев) | Спорт | F1news.ru

Гран При Великобритании: Пресс-конференция в пятницу


Участники: Грэм Лоудон (Marussia F1 Team), Росс Браун (Mercedes), Кристиан Хорнер (Red Bull Racing), Мартин Уитмарш (McLaren), Эрик Булье (Lotus)

Вопрос: Джентльмены, общий вопрос о недавнем заседании трибунала FIA. Он собирался впервые в истории Формулы 1. Как вы оцениваете итоги рассмотрения дела? Начнем с вас, Эрик…
Эрик Булье: Система сработала неплохо. Заседание прошло без каких-либо проблем, как и весь процесс.

Вопрос: Грэм?
Грэм Лоудон: Мы впервые наблюдали этот процесс применительно к Формуле 1, со стороны он выглядел предельно понятным и прозрачным. Приятно взглянуть на ситуацию с позиции судей – мне сложно комментировать их вердикт, поскольку это исключительно их полномочия, но главное – трибунал в своем решении опирался на смягчающие обстоятельства, которых поначалу мы не наблюдали. Возможно, поначалу они не выглядели смягчающими, но стали таковыми по ходу процесса.

Вопрос: Мартин?
Мартин Уитмарш: Мне нечего добавить. Мы не участвовали в процессе, я знаю лишь, что кое-кто из присутствующих на этой конференции наблюдал его вживую. Процесс получился независимым, и это главное, а в остальном вам лучше спросить моих коллег.

Вопрос: Росс, вы были непосредственным участником. Ваше мнение?
Росс Браун: Да, самым непосредственным. Ранее федерацию часто критиковали – обоснованно или нет – за сам ход процесса, но сейчас при участии президента FIA им удалось выработать процедуры, которые вряд ли могут стать предметом критики. Трибунал независим – у людей могут быть разные мнения по поводу вердикта, но к процессу принятия решения претензий нет. Мы впервые наблюдали все это в действии и теперь можем быть уверены, что и в будущем решения будут независимыми.

Насколько я понял, судьи выбирались из двенадцати претендентов, разбирающихся в вопросах спорта. Они принимали решение на основе фактов и шли только на те шаги, которые считали оправданными. Можно долго рассуждать по поводу вердикта, но процесс прошел очень рационально, и это добавит всем командам уверенности в будущем.

Вопрос: Кристиан, ваше мнение о процессе и вердикте?
Кристиан Хорнер: Процесс прошел рационально. Стороны представили свои доводы, а судьи рассмотрели их в рамках заседания трибунала. Вердикт, на мой взгляд, справедлив, а если говорить о назначенном штрафе… знаете, сейчас мне нужно быть осторожнее в комментариях, поскольку Росс гораздо крепче меня! Возможно, наказание получилось несколько мягким, но сам процесс был честным, и всем было интересно узнать, как он все-таки пройдет.

Главный результат всего этого – ясность. Требовалось понять, какими правилами руководствоваться, можем ли мы проводить тесты исключительно с машинами предыдущих лет, или допускается использование современного шасси. Для нас причиной обращения к трибуналу было стремление добиться полной ясности в вопросе, что можно считать тестами, а что – нет.

Вопрос: Росс, я дам вам возможность ответить Кристиану, который считает решение трибунала несколько мягким. Ваше мнение?
Росс Браун: Думаю, здесь я не соглашусь с Кристианом.

Вопрос: Уверен, мы еще вернемся к этой теме. Эрик, совсем недавно 35% акций вашей команды выкупил новый консорциум. Почему это произошло именно сейчас, и почему вы считаете их действительно заинтересованными инвесторами?
Эрик Булье: Почему именно сейчас? Появилась такая возможность. В Genii Capital давно искали инвестора. Мы довольно долго оставались командой, целиком принадлежавшей одному акционеру, в Genii Capital выбирали правильного совладельца, и как только определились, сделка состоялась.

Вопрос: После того, как Марк Уэббер объявил о своем решении уйти из Формулы 1, Кими Райкконена стали еще активнее сватать на место австралийца в Red Bull Racing. Сам Кими говорит, что его контракт рассчитан до конца года… Что скажете?
Эрик Булье: Могу лишь повторить его слова – контракт действительно заканчивается в конце года. Кими предстоит самому принять решение: Red Bull желает заполучить его к себе, мы хотим оставить его в коллективе – финн сам выберет то, что для него лучше. Перспектива выступать в Red Bull Racing выглядит заманчивой, но он знает, что может получить в Lotus. Мы ведем с ним переговоры с целью добиться единого понимания перспектив развития команды – напомню, мы еще очень молоды, нашему коллективу всего четыре года. Думаю, в настоящий момент Кими доволен тем, что имеет.

Вопрос: Кристиан, кажется, сегодня утром вы сказали, что наиболее вероятными кандидатами на место Марка являются Кими Райкконен и пара гонщиков Toro Rosso. Не могли бы вы поделиться своим мнением насчет решения Марка, времени, когда об этом решении было объявлено, и о дальнейших шагах команды?
Кристиан Хорнер: Прежде всего, Марк сам принял решение об уходе. Нужно понимать, какой вклад он внес в развитие команды. С момента прихода тогда ещё в Jaguar в 2007 году он прогрессировал вместе с коллективом, а его девять побед и свыше тридцати подиумов стали достойным подспорьем в завоевании трех Кубков Конструкторов.

Любому гонщику нелегко дается подобное решение, но Марк объявил о нем довольно рано и тем самым оградил себя от всевозможных спекуляций на тему следующего сезона. Ну а мы теперь должны найти оптимальную замену, выбрав лучшего из кандидатов. К счастью, у нас есть в запасе талантливые гонщики Toro Rosso, но мы также изучаем иные опции, и игнорировать вариант с Кими Райкконеном было бы глупо. Однако мы не будем торопиться, решение должно быть взвешенным. Мы оценим все варианты и постараемся сделать оптимальный выбор.

Вопрос: Росс, похоже, в Канаде износ шин на ваших машинах был заметно меньшим – по крайней мере, в случае с Льюисом. Трасса в Монреале не так беспощадна к резине, как Сильверстоун. Сегодня на свободных заездах машины Mercedes были быстры, но насколько велики шансы в гонке?
Росс Браун: Сложно сказать. Состояние шин пока не соответствует тому, каким оно должно быть в воскресной гонке – резина остается не до конца прогретой, и нам нужно прикинуть возможные сценарии развития событий, но в целом ситуация не так уж и плоха.

На некоторых машинах шины начинали гранулироваться, мы в этом плане не стали исключением – возможно, сам характер проблем здесь будет несколько иным, чем в прошлых гонках. Мы знаем предел, после которого резко теряем в эффективности, и если у нас получится не перешагнуть за него, всё будет в порядке. Скажем, в Малайзии мы уложились в необходимый диапазон и были конкурентоспособны по ходу всей гонки. Все зависит от того, насколько близко вы подобрались к пределу, чтобы это в итоге стало проблемой. Такой провал случился в Барселоне, но, возможно, здесь всё обойдется.

Вопрос: Грэм, недавно вы вновь вернулись к теме отсутствия соглашения с держателем коммерческих прав. Почему именно сейчас, и есть ли прогресс?
Грэм Лоудон: Мы говорим об этой проблеме уже давно, ведь у нас в отличие от других команд, чьи представители присутствуют со мной в этом зале, нет двустороннего соглашения с держателями коммерческих прав. Как и прочие участники чемпионата, мы активно участвуем в переговорах по поводу нового Договора Согласия, но у нас есть обязательства перед своими сотрудниками и их семьями, поскольку эти люди Формулой 1 зарабатывают себе на жизнь.

Никто не знает, сколько еще времени чемпионат будет обходиться без нового Договора Согласия. Разумеется, документ не будет подписан на следующей неделе, теоретически все это может длиться годами – крайнего срока нет. Но у других команд есть двусторонние соглашения с держателями коммерческих прав, а у нас почему-то нет. Структура чемпионата выстроена давно, некоторые участники играют в ней очень весомую роль – нам хотелось бы работать в рамках этой структуры, но в нынешней ситуации это проблематично. Почему так получается, лично мне не понятно. Думаю, все согласятся со мной в том, что в любом аспекте – спортивном или финансовом – крайне важно иметь одинаковый подход ко всем. Поэтому наше стремление добиться такого соглашения вполне объяснимо.

Вопрос: Спасибо! Мартин, сегодня Всемирный совет по автоспорту опубликовал ряд нововведений, вступающих в силу со следующего сезона. Среди прочих там есть балльная система штрафов для гонщиков. Не могли бы вы прокомментировать эту инициативу и, возможно, какие-то другие новшества, показавшиеся вам интересными?
Мартин Уитмарш: Надеюсь, вы не станете спрашивать меня обо всех изменениях – перечень весьма обширный, а полный текст опубликовали уже тогда, когда мы работали на пит-лейн. Если говорить о балльной системе штрафов, она обсуждалась в течение длительного времени и теперь закреплена в правилах. Ситуация, в которой гонщик или команда всерьез рискуют пропустить очередную гонку, вряд ли может показаться комфортной, но посмотрим, как это сработает на деле.

Ещё одним важным изменением стало возвращение четырех серий тестов по ходу сезона. Согласен, не все могут позволить себе проводить больше тестов, но данная мера отменяет другие не менее затратные мероприятия, и она эффективна с точки зрения экономии средств, поскольку тесты будут проводиться в Европе сразу после уик-энда Гран При, на той же трассе. Подход вполне оправданный, он также учитывает интересы тех, кто пытается привлечь к работе молодых гонщиков.

Также вступают в силу ограничения на работу в аэродинамической трубе и на компьютерах CFD. Это тоже оправданная мера: нам нужно выработать единую бизнес-модель для всего пелотона. Принятие всех этих новшеств потребовало немалых сил, была проведена огромная работа, но в целом в предложениях нет ничего удивительного, ведь они вполне логичны и призваны принести пользу спорту.

Вопросы с мест

Вопрос: (Иан Паркес – PA) Вопрос для Кристиана и Эрика. Если вашим командам придется поспорить за кандидатуру Кими Райкконена, что помимо денег – а финн вполне обеспеченный человек – подтолкнуло бы его остаться в Lotus или наоборот, перейти в Red Bull Racing?
Кристиан Хорнер: Все решит машина, которую мы сможем ему предоставить. Гонщики хотят выступать на самой конкурентоспособной технике, и в этом плане Кими не исключение. Но позвольте пояснить: мы не гоняемся за Райкконеном, у нас есть и другие претенденты в лице Даниэля Риккардо и Жана-Эрика Верня. Нам нужно лишь время, чтобы оценить все варианты.

Вопрос: Эрик?
Эрик Булье: Условия в Lotus вполне устраивают Кими, он сам об этом не раз говорил. Как сказал Кристиан, Кими – настоящий боец, и он видит, как год от года наша команда прибавляет в скорости. Мы намерены продолжать в том же духе и как можно скорее сравняться с Red Bull Racing. Ну а выступать в привычной обстановке и прогрессировать вместе с командой – один из самых приятных вызовов для гонщика.

Вопрос: (Люк Доменьоз – Le Matin) Кристиан, мы слышали ваши слова о Кими Райкконене и гонщиках Toro Rosso, но что вы скажете о Себастьене Буэми? Он давно работает у вас резервным гонщиком, но намерены ли вы рассмотреть его кандидатуру, и если да, каковы шансы?
Кристиан Хорнер: Себастьян вносит существенный вклад в работу команды, выполняя обязанности третьего гонщика и работая на симуляторе. В минувший уик-энд он неплохо выступил в Ле-Мане, чему мы очень рады, но он не входит в число претендентов на место в основном составе Red Bull Racing. Он остается важным членом команды, но мы планируем выбирать из действующих гонщиков.

Вопрос: (Люк Смит – NBC Sports) Вы ищете гонщика, способного ужиться с Себастьяном Феттелем, или того, кто сможет навязать ему реальную борьбу?
Кристиан Хорнер: Мы хотим заполучить лучшего из кандидатов, да и Себастьян желает иметь достойного соперника. Не забывайте: есть два зачета – личный и Кубок конструкторов. Невозможно выиграть Кубок силами одного пилота, мы хотим сформировать максимально конкурентоспособный состав и оказывать нашим гонщикам равную поддержку, как это было всегда.

Вопрос: (Боб МакКензи – Daily Express) Прошу прощения, но мой вопрос уже неоднократно озвучивался, и у вас наверняка есть заготовленные ответы. И все-таки, скажите, как сказывается на имидже Формулы 1 тот факт, когда зрителям, пришедшим в пятницу на трибуны, приходится полтора часа сидеть на своих местах, а на трассе в то время никто не работает?
Грэм Лоудон: Ситуация не из приятных, однако найти решение непросто. Формула 1 постепенно становится ближе к болельщикам, команды реализуют множество инициатив, направленных на вовлеченность зрителей. Честно, Боб, я не знаю, как "оживить" подобные сессии. Условия на трассе были слишком сложными, причем в Сильверстоуне такое случается довольно часто. У меня нет точного ответа, но в целом команды прилагают немало усилий, чтобы сделать Формулу 1 более интересной.

Эрик Булье: Понимаю огорчение болельщиков, но вспомните теннисные матчи на Уимблдоне – там тоже останавливают игру, если начинается дождь, и в других видах спорта придерживаются аналогичного подхода. Если мы не выпускаем машины из боксов, значит есть опасения по поводу безопасности, и не забывайте: мы больше кого бы то ни было заинтересованы в том, чтобы гонщики по максимуму работали на трассе. Мы делаем все возможное, чтобы стать ближе к болельщикам, но нельзя осуждать нас за то, что машина не выезжает на трассу, когда идет дождь, и на асфальте потоки воды. Мартин Уитмарш: Согласен, ситуация требует внимания. В частности, сегодня было объявлено, что согласно решению Всемирного совета по автоспорту с 2014 года команды будут получать по одному дополнительному комплекту сликов, который можно использовать в первые полчаса утренней пятничной сессии. Это шаг вперёд для тех трасс, где в силу высокого износа резины команды даже при сухой погоде предпочитали отсиживаться в боксах.

Что касается дождевых условий, нужно подходить к вопросу предельно корректно. Мы находимся в Сильверстоуне, у нас в распоряжении ограниченное число комплектов шин – три комплекта дождевых и четыре – промежуточных. Всегда есть вероятность, что потребуются все семь, и вряд ли вам захочется износить резину уже на ранней стадии уик-энда. Вопрос в количестве доступных комплектов, но и здесь подход должен быть сбалансированным. Мы уже нашли выход из ситуации, когда команды отказывались от выезда из боксов при сухой погоде, однако при дожде вопросов всегда будет больше.

Росс Браун: С дополнительным комплектом шин, о котором говорил Мартин, мы даже сработали на упреждение. Эта резина должна быть использована в первой половине утренней пятничной сессии, так что машины будут выезжать на трассу. А что касается дождя, скажу прямо: в таких условиях риск слишком велик, и если команды не видят в попытке очевидной выгоды, им проще остаться в боксах. Если прогноз на квалификацию и гонку обещает осадки, мы отправимся на попытку. А если нет – как в нынешний уик-энд – нет стимула наматывать круги под дождем. Согласен, в такой ситуации зрелищность оставляет желать лучшего. К счастью, сегодня вторая сессия выдалась очень напряженной, но если бы дождь не прекратился, число попыток свелось бы к минимуму. Кристиан Хорнер: Досадно, что в то время, как гонщики находятся в боксах, болельщики мокнут на трибунах в ожидании увидеть своих кумиров. Мы сами стремимся работать на трассе, пведь кроме пятницы у нас такой возможности нет, и мы должны собрать максимум информации, но, к сожалению, никто не в силах предугадать британскую погоду.

Сегодня обстановка была крайне сложной. Мы выпустили Себастьяна из боксов, чтобы прояснить положение дел, и он сказал, что ехал буквально на грани аквапланирования и далеко не в полную силу. Поэтому мы решили подождать улучшения погоды. Не знаю, каким может быть ответ на ваш вопрос. В Уимблдоне есть крыша – возможно, организаторам гонки следует инвестировать средства в строительство навеса над трассой?

Вопрос: (Майк Кейси – Associated Press) Мы слышали мнение Мартина по поводу корректировки правил. Могу я узнать точку зрения остальных по поводу системы штрафов и тестов по ходу сезона?
Росс Браун: Плюс балльной системы в том, что мы будем в точности осознавать всю серьезность ситуации. Кроме того, это избавит нас от субъективных решений, которые имели место быть в прошлом. Опять же, сам вопрос начисления баллов остается в ведении стюардов, и это тоже логичная мера.

Прочие изменения относятся к оптимизации технических ограничений и положений спортивного регламента. В следующем году конструкция машин будет совершенно иной, поэтому возникла необходимость конкретизировать ряд моментов. Если говорить о тестах, командам очень трудно проводить их на регулярной основе, поэтому требовалось сделать работу на трассе предельно эффективной с точки зрения затрат. Никому не хотелось возвращаться к отдельным тестовым бригадам и прочим вещам, отмененным еще несколько лет назад – это привело бы к росту расходов.

Если можно проводить тесты с коллективом и машиной, которые уже находятся на автодроме, это очень поможет делу, однако в следующем сезоне нас ждет двадцать одна гонка, при таком количестве этапов четыре серии тестов могут стать серьезной нагрузкой. Думаю, командам необходимо собраться вместе и решить, как организовать такие тесты с минимальными издержками.

Эрик Булье: Честно говоря, после таких слов Мартина и Росса мне и добавить нечего. Я придерживают схожего мнения. Кристиан Хорнер: Изменения вполне оправданные. Ограничения на аэродинамику – согласен, возвращение тестов – тоже неплохо. У нас будет восемь дней для работы на трассе – следовательно, можно отказаться от демонстрационных заездов и тестов на прямой в пользу полноценных испытаний. Возможно, это более дорогостоящее мероприятие, однако такие тесты позволят молодым гонщикам и третьим номерам команд поработать в тех же условиях, что были у основного состава.

Должен признаться, лично я не поддерживаю балльную систему штрафов. Мне не нравится, что баллы переходят из сезона в сезон – было бы лучше, чтобы все штрафы применялись внутри одного года, но в регламенте прописано иное. В целом изменения вполне позитивные – по крайней мере, в технической части и в вопросах организации тестов.

Вопрос: (Майк Дудсон – Auto Action) Формула 1 по-прежнему пребывает в состоянии неопределенности, поскольку, как чуть ранее заметил Грэм, новый Договор Согласия до сих пор не подписан. Подобное положение дел не может не огорчать. Для руководителя любой крупной коммерческой компании в случае, если ему грозит уголовное преследование, вполне естественно сложить с себя полномочия до момента разрешения всех споров, чтобы позволить организации продолжать деятельность. Возможно, Берни Экклстоуну следует отойти от дел, чтобы команды смогли добиться необходимого согласия?
Мартин Уитмарш: Спасибо за вопрос! Да, отсутствие Договора Согласия оставляет некоторую неопределенность, но если сейчас чемпионат и продолжает существовать, то как раз во многом благодаря способности Берни удержать все составляющие вместе. Если бы он отошел от дел, стало бы еще хуже. Когда FIA и FOM придут к взаимопониманию, они сразу подпишут Договор Согласия – в этом нет никаких сомнений.

Опять же, есть ряд довольно странных моментов. Как сказал Грэм, сейчас действуют десять двусторонних соглашений, на смену которым должен прийти этот единый Договор Согласия, к работе над которым команды практически не привлекались. Это может породить некомфортную ситуацию, но я надеюсь, что мы найдем нужное решение. В любом случае, если бы Берни не участвовал во всех делах, процесс продвигался бы намного сложнее и занял бы гораздо больше времени.

Кристиан Хорнер: Формула 1 стала такой, какая она есть, благодаря Берни Экклстоуну, который выстраивал этот спорт на протяжении тридцати пяти лет. Без него у нас было бы значительно больше проблем. Сделки, которые ему удается заключать, новые страны, в которые он привозит чемпионат – все это по-настоящему восхищает. Пока у Берни есть его страсть и энтузиазм, в наших интересах, чтобы он как можно дольше оставался на своем посту, поскольку с его уходом спорт ждут трудные времена. Не важно, как складывается ситуация – Берни должен продолжать работу, поскольку лично я пока не вижу более достойного руководителя. Ни у кого, кроме мистера Экклстоуна, нет 100% понимания того, как должен действовать человек его статуса и полномочий. Росс Браун: Соглашусь с Кристианом. В целом нынешняя ситуация уникальна: у нас есть десять двусторонних соглашений со всеми командами, кроме Marussia F1 Team, что обеспечивает чемпионату необходимую финансовую стабильность. Но в отсутствие Договора Согласия нет четкой процедуры согласования новых правил, и сейчас FIA просто придерживается отработанных ранее процессов, однако этот подход может быть в любой момент оспорен. Опубликованные сегодня решения Всемирного совета по автомобильному спорту базируются на принципах единства и деловой этике всех участников чемпионата, но нам все равно необходимо закрепить механизмы выработки правил. Рамки процесса давно согласованы, но пока работа не ведется, и нам нужно приступить к ней как можно скорее.

Вопрос: (Гэри Минаган – The National) Кристиан, возвращаясь к вопросу о вакансии в вашей команде, если вы предпочтете гонщика не из состава Toro Rosso, как это отразится на имидже "младшей сестры" Red Bull Racing, чьей задачей всегда являлось воспитание будущих звезд Формулы 1?
Кристиан Хорнер: Задача Toro Rosso – предоставлять шанс участникам молодежной программы Red Bull попробовать себя в Формуле 1, однако это не означает, что впоследствии они автоматически становятся гонщиками Red Bull Racing: им нужно заслужить это право. Даниэль и Жан-Эрик пришли в Toro Rosso благодаря своим достижениям в младших гоночных сериях, они постепенно набираются опыта и имеют неплохие перспективы. Вопрос лишь в том, готов ли кто-то из них к работе в Red Bull Racing, и здесь мы должны быть предельно внимательными. В остальном они оба заслужили право выступать в Формуле 1, и Toro Rosso успешно справляется со своей задачей подготовки молодых гонщиков. Себастьян – их лучший выпускник, да и этих двух парней многообещающее будущее.

Вопрос: В завершение темы – какими сроками вы ограничены?
Кристиан Хорнер: Несколькими днями до гонки в Мельбурне. Шучу, я бы предпочел решить вопрос до конца лета. Мы не хотели бы затягивать процесс, но нам нужно время, чтобы принять наиболее взвешенное и обдуманное решение.

Источник: F1news.ru
 
Читать все новости в "Актуально"