USD 26.77 EUR 29.46
Главная / Политика / Шокин рассказал, зачем ему дорогущий «Мерс» и почему нельзя говорить о следе РФ в расстрелах на Майдане

Шокин рассказал, зачем ему дорогущий «Мерс» и почему нельзя говорить о следе РФ в расстрелах на Майдане

Генеральный прокурор Украины Виктор Шокин рассказал о целях пользования бронированным автомобилем и о том, почему сейчас нельзя говорить о российском участии в расстрелах на Майдане.

Генеральный прокурор Украины Виктор Шокин прокомментировал инфомрацию насчет своего бронированного «Мерседеса» и деталей расследования расстрела «Небесной Сотни», передает Joinfo.ua со ссылкой на газету «Факты».

«То, что я пользуюсь бронированным автомобилем «Мерседес-Бенц» – правда. Почему именно на такой машине? Не так давно я сделал заявление о возможном покушении на свою жизнь. Обнародовал эту информацию после того, как у нас в прокуратуре нашли в тайнике револьвер, полностью пригодный к стрельбе, хоть и без зарядов. Я расценил это как предупреждение: дескать, парень, не балуйся, если мы смогли пронести сюда пистолет, то можем пойти и дальше. Потом произошли другие неоднозначные ситуации. Поэтому было принято решение об усилении моей охраны, о том, что мне необходима бронированная машина. Соответствующий автомобиль Генпрокуратура нашла в компании, которая предоставляет их в аренду, оформила договор на год, потому что, может, я уйду раньше. Мало ли что в жизни бывает… Если я не ошибаюсь, стоимость аренды бронированного «Мерседеса», имеющего высшую степень защиты, составляет около 12 тысяч гривен в месяц», ­– рассказал Шокин.

Также Шокин  опроверг наличие доказательств о том, что в расстреле «Небесной Сотни» есть российский след.

«Если вы помните, экс-глава СБУ Валентин Наливайченко в свое время заявлял, что, дескать, некий российский чиновник зимой 2014 года находился в Киеве, отдавал команды силовикам стрелять по митингующим. Я попросил Наливайченко предоставить нам хоть какие-то документы, подтверждающие это. До сих пор их нет. Поэтому сейчас я не располагаю данными, что в расстреле Небесной сотни есть российский след. Из тех материалов, которыми мы сейчас обладаем, невозможно сделать такой вывод. Не потому, что мы не можем или не хотим это доказать, у нас просто сегодня нет оснований об этом говорить».