Погода 24° Киев
EUR 32.8 USD 28.12
Главная / Общество / Авария на ЧАЭС: что произошло 32 года назад в Припяти

Авария на ЧАЭС: что произошло 32 года назад в Припяти

26 апреля 1986 года произошло, пожалуй, одна из самых масштабных техногенных катастроф двадцатого века – авария на Чернобыльской АЭС. И её последствия до сих пор сказываются на нашей жизни.

Именно после неё человечество осознало, насколько всё же опасным может оказаться «мирный атом». И подсознательный страх, что что-то подобное повторится снова, теперь является постоянным спутником ядерной энергетики. Что, впрочем, не слишком рационально. И Joinfo.ua сейчас расскажет вам, почему подобная ситуация вообще могла сложиться и почему шанса того, что это повторится снова, практически нет. История событий на ЧАЭС, куда уже организовываются экскурсии, мы уверены, станет для кого-то из вас открытием.

Хронология событий

25 апреля. Четвёртый блок приостанавливается для плановых ремонтных работ. То есть мощность снижается, активные процессы тормозятся до допустимого минимума. И в это время обычно и проводятся различные эксперименты и испытания оборудования. И в этот раз решили проверить режим «выбега ротора», как часть системы аварийного охлаждения. Если упрощать, то это питание аварийных насосов за счёт остаточной инерции останавливающегося генератора, при условиях отсутствия дополнительных источников энергии. То есть если всё вырубается – генератор на «последнем издыхании» поддерживает работу насосов. Вот только все 4 экспериментальных запуска в таком режиме успехом не увенчались.

Итак. 25 апреля система аварийного охлаждения отключается, мощность снижается до половины допустимой. Ротор крутится, насосы работают, вроде всё хорошо. Но этого показалось мало и мощность реактора решили снизить ещё. И где-то в 23.10 это разрешение было получено. Снизили до 700 МВт, согласно программе. А потом непонятно из-за чего она упала ещё на 200 пунктов. А потом и ещё ниже, поскольку в момент перехода между двумя автоматизированными системами управления, всё не прошло гладко. Впрочем, операторам удалось повысить её до 200 МВт, что существенно ниже нормы, но всё ещё допустимо.

И вот в таких условиях эксперимент решили продолжить. И подключили вообще все насосы, в том числе и 2 резервных. Уровень воды закономерно уменьшился, а та, что осталась, начала закипать. Ага, воды, необходимой для эффективного охлаждения реактора, работающего не в своём нормальном режиме. Было это где-то в 1 час 23 минуты. И температура начала повышаться.

Буквально через полминуты была запущена система аварийной защиты реактора, подразумевающая максимально быстрое снижение мощности за счёт поглощающих стержней, вот только через несколько секунд после этого прошло сообщение о скачкообразном увеличении мощности, а потом автоматические сигналы вообще прекратились. Взрыв, полное уничтожение ректора.

Выводы и предположения

Первоначальный вывод, что комиссии из СССР, что специалистов из МАГАТЭ, был довольно прост – ошибка персонала. Люди повели себя не так, как требовал регламент. Сами виноваты, виновных наказать. Вот только дальнейшие разбирательства показали, что всё не так просто.

Корпус главного циркулярного насоса, используемого на ЧАЭС

Более того, что сотрудники станции действовали как раз в рамках существующего на тот момент регламента. То есть и выведение реакторных стержней, и проведение эксперимента в указанном режиме, и функционирование реактора на минимально допустимой мощности, и запуск сразу всех насосов – всё это было в пределах нормы. Разве что непереключение сигнального устройства на другой критически малый уровень воды было ошибкой. Но во всём остальном – персонал работал по инструкции. Даже проводить эксперименты с новыми режимами работы, когда работа реактора далека от стандарта – и то не запрещалось.

Проблемы заключались в другом. Хотя на точную причину аварии назвать не реально в принципе, наиболее вероятными причинами считают сочетание двух факторов:

  • Работа реактора в условиях минимального охлаждения из-за включения в рамках эксперимента всех водяных насосов.
  • Концевой эффект, проявляющийся в резком повышении мощности при погружении полностью извлеченных поглощающих стержней.

Каждый из этих факторов в отдельности мог бы привести к большим проблемам, но в сочетании они дали катастрофу.

Отдельно хотелось бы объяснить про концевой эффект. Дело в том, что конструкция реактора была «своеобразной». Если кратко. Есть 7 метров поглотителя. Есть 5 метров графита. Есть рабочая зона в 7 метров. Графита не хватает. В нижней части – вода, которая поглощает нейтроны куда эффективнее, но и испаряется быстрее. Вытеснитель пошел вниз, графит начал вытеснять воду, коэффициент поглощения скачкообразно снизился, мощность кратковременно повысилась. И если бы температура УЖЕ не была бы слишком высокой, всё было бы нормально.

Но увы, уровень воды был критически низок из-за проверки работы. Охлаждение уже было неэффективным. Более того, образующийся в процессе кипения воды пар, хоть и снижал коэффициент реактивности, но значительно хуже воды. Меньше воды, больше пара, ещё меньше эффективного снижения мощности, ещё выше температура. И скачок мощности привёл к расплавлению элементов конструкции реактора и взрыву.

Ближайшие последствия

Непосредственно от взрыва реактора погиб только один человек – оператор циркуляционных насосов, оказавшийся в тот момент в непосредственной близости к ним. Второй человек погиб из-за многочисленных ожогов и перелома позвоночника через несколько часов после. А вот дальше начался, прошу прощения, бардак.

Дело в том, что третий и четвёртый энергоблоки были соединены переходами, которые, в нарушение правил пожарной безопасности, были покрыты не чем-то негорючим, а битумом. И прибывшие пожарные с большим трудом смогли с огнём совладать. Более того, из-за высокой температуры им приходилось работать без изолирующих противогазов. Последствия? Радиоактивный пепел в лёгких.

На атомной станции было всего 2 мобильных измерителя уровня радиации. Один сломан, а второй потерян из-за завалов. То есть уровень радиации, в котором пришлось действовать пожарным, был неизвестен. Вот только симптомы острой лучевой болезни развились буквально за 20-30 минут.

Сотрудники станции действовали из предположения, что реактор всё ещё цел, и что его надо охлаждать. Поэтому попытались подать воду, для чего надо было добраться до зон, где уровень радиации был катастрофическим. Вот только это было бесполезно, поскольку трубопроводы были разрушены. Риск зазря.

Но надо отдать должное пожарным – своими действиями, которые им потом стоили жизни, они предотвратили ещё более неприятные последствия и снизили выброс потенциально опасных веществ. Проблема была не в действиях людей на местах, а в организации всех процессов в целом.

Сообщения об аварии начали появляться только 27 числа. Причём без каких-либо подробностей и предупреждений. Эвакуация начата 28, без объяснений, без выдачи населению необходимой информации. Да и подготовку к первомайской демонстрации никто не стал отменять. Чтобы «не раздувать панику». Количество пострадавших от таких «продуманных» действий с трудом поддаётся исчислению.

Мы также полагаем, что вам было бы полезно узнать и об отдалённых последствиях Чернобыльской аварии. Или хотя бы посмотреть на фотографии «до» и «после». Чтобы осознать масштабы.